ruenfrit
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Ни он, ни она не могут точно припомнить того переломного момента, когда стало понятно - они не просто товарищи по команде. Маргарита Тишкевич появилась на гребной базе в Мозыре, когда Вадим Махнев уже был взрослым дядькой. "Вон смотри - Махнев и Петрушенко, олимпийские чемпионы", - кивнул в сторону крепких загорелых ребят ее первый тренер.

— Если бы мне тогда сказали, что передо мной мой будущий муж, я бы расхохоталась, — улыбается Маргарита. — Вадим был тот еще грубиян, за словом в карман не лез, запросто мог обидеть.

— Я помню ее рыжей девчонкой, мы вместе были на сборах. Мелкие все под ногами шныряли, кто ж на них смотрел? — поводит бровью олимпийский чемпион.

Семейные пары в спорте — явление нередкое, и эти двое, похоже, слаженно гребут в одной жизненной лодке. Махнев, уже не единожды подтвердивший свой авторитет в гребле, признается, что не очень любит спорить с этой рыжей бестией. Она — огонь, согревающий своим теплом, но и обжечь может. И вот что удивительно: именно ему, жесткому и когда-то взрывному парню, досталась роль той самой воды, умеющей успокоить.

1221868 2312225543

Зеркало

В жизни Вадима до встречи с Маргаритой уже был брак, все, что осталось от тех отношений, — светловолосая девочка Саша. Он и сам удивляется, как много общего у них оказалось с Марго, несмотря на почти 14 лет разницы.

— В профессиональном плане это удобно, — искрит глазами Махнев. — Ей в два раза реже к тренеру бегать надо, можно и у меня проконсультироваться. Я, конечно, не Галицкий (старший тренер сборной Беларуси по гребле на байдарках и каноэ), но если бы в голове не было мыслей, разве стал бы олимпийским чемпионом? Есть вещи, которые жене могу подсказать только я. Однако проблема — чем круче спортсмен становится, тем меньше до него можно донести. Себя я крутым не считаю, уже 20 лет с веслом в руках, а только через 15 начал узнавать то, что, думаю, должен был понимать уже в первые годы. Я и жизни-то не видел! Поел, потренировался, спать! На воде было много хорошего и плохого, много драйва и разочарований. Вот закончим грести, поживем!

В гребле немало семейных пар: Бойчевские, Литвинчуки, Дубинины, Белько, Пыреевы… Если честно, для меня непросто, что Рита тоже гребет. Это как будто все время смотреть на себя в зеркало. Она в спортивном плане злая, упертая. С ней спорить о чем-то трудно, лучше промолчать, не то себе дороже. Я на это не обижаюсь, кому, как не мне, знать, какая боль в лодке, как будто собственные кишки на весла наматываешь.

1221868 2312225541

Порода

До гребли юная Маргарита Тишкевич успела попробовать на вкус дзюдо. Все складывалось успешно, пока однажды не охватил банальный страх… Высокая, некомпактная, какая там карьера?! Она боялась травмироваться, и как назло дзюдоисты, которые тренировались рядом, один за другим именно по этой причине выбывали из тренировочного процесса.

Сегодня спортсменка со смехом вспоминает, как ее первый тренер в гребле Борис Михайлович Мерц приехал в школу в Хойники в поисках талантливых ребят. Попросил учителя физкультуры порекомендовать ему высоких и спортивных девчонок. Тот назвал двоих, а потом добавил: «Есть еще Тишкевич, но она ленивая очень». Мерц оживился: «О, эту мне дайте точно!»

— Я совершенно ничего не знала о гребле. Чтобы тренироваться, нужно было уехать в Мозырь. Родители меня отпустили. Дальше началась взрослая жизнь, а с ней и слезы. Оказаться без родителей непросто, да и нагрузки после дзюдо мне показались зверскими.

В отличие от Маргариты Вадим знал о гребле чуть ли не с пеленок. Его мама Лариса Сергеевна Махнева, бронзовый призер чемпионата Европы, утверждает, что даже раньше. В мае 1979-го она выступала на чемпионате СССР, а в декабре на свет появился Вадим. Отец Геннадий Дмитриевич Махнев был загребным в байдарке-четверке на 1000 м на Олимпиаде-80. Тогда после полуфинала ветер усилился, и экипаж пришел к финишу только восьмым.

— Поначалу родители подсказывали мне что-то в гребле, а потом я ушел в свободное плавание. До хорошего уровня добрался еще нескоро. Полностью провалил свой юниорский период: чтобы участвовать в чемпионате города Минска, нужно было стать лучшим на своей базе. У нас было два парня, которые входили в юношескую сборную, и я никак не мог их обойти. Был третьим или четвертым. Меня тогда батька тренировал.

Прорыв случился только в училище олимпийского резерва. Я, конечно, многое взял у отца, но еще больше мне хотелось ему доказать. Моим мотиватором стал товариш по команде Леша Астапкович: «О, малой, поехали потренируемся!» И я у него учился. Еще долго ничего не получалось, но глубоко внутри понимал: по течению плыть хорошо, но и барахтаться немного надо.

1221868 231223 4x225542

Желание

Свое попадание в национальную сборную Маргарита вспоминает с удовольствием, мол, после работы с Мерцем жизнь тут показалась раем. Ориентиром были Олимпийские игры в Лондоне. В 2011-м взять олимпийскую лицензию не получилось, ее главной целью стало выступление в Познани в 2012-м, где на доборе лицензий Марго могла улыбнуться удача.

— У меня очень развита интуиция, я была уверена, что попаду в Лондон. А может, и наоборот, мое желание было таким огромным, что не могло не сбыться. Был холодный ветер и очень жесткие волны. Меня очень быстро разогрели, на старт я вышла без разминки. Но у каноистов случился фальстарт, минут пять пришлось ждать своего заезда, я очень замерзла и… в итоге пришла третьей. Первой оказалась украинка, когда позже возникли вопросы по украинской команде, я уже знала, что смогу выступить на Олимпиаде.

Первый олимпийский опыт тогда еще Тишкевич в заездах на 200 и 500 м закончился на полуфинальных стадиях. Потом была бронза на чемпионате мира в немецком Дуйсбурге уже в составе четверки, два золота и серебро на всемирной Универсиаде.

Рио

— За выступлением жены в Рио я наблюдал по телевизору, — хмурится Вадим. — Врагу не пожелаю такого испытания. Когда сам гоняешься, все намного проще. А так знаешь, каково ей сейчас, и помочь ничем не можешь. Вот представьте, что вас всегда хорошо кормили, гребля на завтрак, обед и ужин, а потом стали голодом морить. Конечно, я не всегда вижу гонку Риты, бывает, самому надо на старт ехать или еще что-то. Тогда сидишь и через весь канал глаза напрягаешь: как она там. Знаю, что скоро обниму ее, и от этого легче.

Обыск во Франции, допинговый скандал, необоснованные обвинения, дисквалификация мужской сборной — она убрала это все, как и свои шикарные волосы в две задорные гульки, повязанные лентами в цветах белорусского флага — чтобы не мешало. Цель была только одна — выложиться по-максимуму!

— Все, что могли сделать с нашей командой, на тот момент уже сделали. Так чего ныть? — вспоминает Маргарита. — В четверке каждая из нас знает свою работу. Я загребная, на мне ответственность: нужно не проспать старт, загрести так, чтобы девчонки «пошли» за мной, как надо. Я всегда готова. Иногда мозг начинает заранее в бешеном ритме просчитывать гребки или подкидывает картинки, как Вадим сломал весло во время старта в Канаде… Тут же гоню их прочь. Я по жизни крепкий орешек, наверное, потому что взрослела и закалялась без поддержки родителей.

Результат такого настроя не заставил себя ждать. Бронзовая медаль в Рио в составе четверки стала первой олимпийской медалью в карьере спортсменки!

— Быть сильной, когда рядом еще несколько таких же целеустремленных спортсменок, очень тяжело. В лодке мы можем и поругаться. Говорят, чем дальше девчонки находились от медалей, тем более слаженным был коллектив, но я его не застала. На загребе сидела Ира Помелова. Остальные были тем же составом. Они поднимались с самых низов. Беларусь в женской гребле на байдарках тогда никак не котировалась. Как им удалось пробить эту брешь, одному Геннадию Николаевичу Галицкому известно. Когда заблестела медаль, психологически стало сложнее, все сразу начали «понимать», как правильно надо грести.

К счастью, мне не пришлось завоевывать свое место в экипаже. Ирина Помелова заболела, мне предложили попробоваться в роли загребной. Я села, и тренеру это понравилось. Кроме меня пробовали еще Софью Михейчик, но именно со мной команда сложилась. Никогда не чувствовала, что занимаю чье-то место. Если бы мне тогда сказали: «Нет, не то, выходи», я бы вышла без проблем.

От такого никто из нас не застрахован. Был момент, когда из четверки высадили Надю Лепешко. Я понимала: ей безумно тяжело. Потом Надьку вернули, но можете представить ее ощущения, ведь когда все произошло, никто и слова не сказал в поддержку.

Сейчас мы экипаж проверенный, все друг за друга. По крайней мере о себе я это могу сказать точно. Не ищу в работе чужих ошибок, вижу только свои.

Я не позволяю эмоциям выходить наружу, только если совсем накипело, это услышат все. А так стараюсь не демонстрировать негатив, плаксивые интонации. Все это достается мужу. «Эй, тряпка, перестань!» — он закаляет этим.

Вадик — мужик! А моя главная черта — женственность. Сначала я девушка и только потом уже — спортсменка. Бывает, громко рыдаю у него на плече, а он точно знает, когда обнять и промолчать, а когда сказать слова поддержки. Муж — невероятно тонкий человек, и его таким мало кто знает. Я была в шоке, когда поняла, какой он на самом деле. Он все прячет глубоко внутри.

1221868 231223 4x225545

Сумасшедший

Про дисквалификацию мужской сборной по гребле на байдарках и каноэ Вадим говорит сдержанно. Чего кулаками махать, невиновность ребят доказана. CAS официально признал: белорусы чисты. У французского НАДА никаких фактов на руках не оказалось.

— Мне кажется, там все давно было понятно, просто арбитражный суд МОК долго не мог решить, как все это преподнести. «Насудили» уже, а потом думали, как разрулить. Вроде и французов не пожуришь, и к нашим претензии какие? Боевая ничья! Но карьеры многим поломали.

У меня с олимпийской лицензией в Рио не сложилось, научились капиталисты 200 м ходить. Гоняться стало намного сложнее. Спринтерская дистанция всего 30 секунд, один гребок пропустил — ты в пролете. Я отметился в свое время на Олимпиадах в четверке на 1000 м и в двойке на 200 м. Не связываю свои нынешние показатели с возрастом, мол, молодые ребята подгребают. Работать в лодке надо уметь!

Не так давно я травмировался, и врачи сказали два года как минимум дома сидеть. Несмотря на это, уже тренируюсь с командой. Успел стать чемпионом Беларуси и на Европу съездить. Мне говорят, что я сумасшедший. Конечно, спина немного болит, а что делать, я ведь ничего другого не умею.

Махнев планирует принять участие в Играх 2020 года. Однако на последнем конгрессе Международной федерации каноэ, где были пересмотрены олимпийские дисциплины, судьба мужской байдарки-четверки, интересующей спортсмена, осталась открытой. Есть предложение вместо дистанции в 1000 м ввести для командных лодок «пятисотку». Якобы «тысяча» слишком длинная, а оттого плохо просматривается и не такая зрелищная.

— Я очень надеюсь, что утвердят именно 500 м, тут у меня шансов больше, — отмечает Вадим. — Есть очень большая вероятность, потому как президент федерации сейчас испанец, а в Испании все давно сделано под 500 м.

Кроме «пятисотки» мне интересен спринт в двойках. Это вполне сочетаемо!
«К нашим медалям привыкли»

— Гребля на байдарках и каноэ не так и популярна в нашей стране, несмотря на урожай медалей, — становится задумчивой Маргарита. — Более того, я скажу прямо, нашими медалями просто зажрались. У нас нет всего того, что есть в хоккее, гимнастике — никакого развития в медийном плане, у нас даже спонсоров крупных нет. Если поставить нас в один ряд с гимнастками, наверное, все захотят работать с ними. Мы ведь немного другого плана спортсменки.

Домрачева, Герасименя — все знают, кто это такие. А кто такие Махнева, Литвинчук, Худенко, Лепешко? Вадима Махнева и Романа Петрушенко еще знают, нас уже не так. Легкая атлетика сейчас очень продвинулась. Я ведь раньше даже не знала Марину Арзамасову, Ольгу Мазуренок, а теперь они на слуху! Молодцы девчонки! Счастье, что есть федерации, которые своих спортсменов так позиционируют.

Я как-то с гимнасткой Катей Галкиной шутила, мол, жаль, не гребцам «Бонакву» рекламировать. Хотя почему бы и нет? Сидишь себе, гребешь в «Бонакве»!

К нашим медалям привыкли. Что ни соревнования, то медаль!

Вадим жену поддерживает и приводит в пример билборд с фотографией Романа Петрушенко и Виталия Белько. Страна кем-то гордится, но кем? Ни фамилий, ни вида спорта на билборде нет.

— Хотел бы я оказаться на билборде? Как для человека Вадима Махнева для меня это важно ровно на две минуты, как для члена национальной сборной, который гребет уже 20 лет и хочет, чтобы его вид спорта развивался, — важно очень! Но я ж не пойду за себя просить, мол, олимпийский чемпион, стыдно все это…

1221868 231223 4x225544

Счастье

Эти двое сходятся во всем. Во время интервью Вадим внимательно слушает жену, а во время фотосесии явно ей гордится. Еще бы, такая красавица!

— Я его чувствую, мне даже говорить ничего не надо. Когда Вадим стал моим, конечно, я задавалась вопросом, а не спортивное ли противостояние нас связывает. Теперь понимаю, что нет! Не знаю, что будет в жизни дальше, сегодня я счастлива с ним.

Нам сложно жить в разъездах, я привязана к мужу на 110 процентов, мне даже в Гомель из Мозыря сложно уехать. Не люблю, когда он грустит, когда расстроен. Все готова для него сделать!

О чем мы разговариваем? Нам хорошо вдвоем даже просто молчать.

Наталья Алёхина

Фото: Наталия Толмачева
Материал предоставлен журналом "Спортtime"

Источник: Interfax

Видео

View all videos

Календарь мероприятий

Август 17
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

International News

CanoeSport FaceBook

Интервью

Ольга Федоровна Медведева
Спортивная школа гребли Медведевых

Школа гребли Медведевых

“Люблю свой город! Он замечательный! Неслучайно здесь, где Петр "в Европу прорубил окно", "на брегах Невы", начиналась славная история гребли России. Первые Императорские Яхт клубы... Первые гребные клубы России... Великие имена, заслуженные спортсмены и тренеры... Мы хотим всего лишь продолжить славные традиции!.. Мы будем - и Вы будете - их продолжать вместе с КаноэСпорт!”